Категории каталога

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Поиск

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 117
Главная » Статьи » Мои статьи

Танкеевский рейд Ваньки-Каина

Танкеевский рейд Ваньки-Каина

              В 18 веке на протяжении нескольких десятилетий вор и разбойник Ванька-Каин держал в страхе Москву и всю Россию. Даже после смерти он долгое время сохранял за собой негласный титул «первого российского вора». Шайка Ваньки-Каина совершала свои разбойничьи рейды и по Волге – нападала на купеческие суда, на усадьбы богатых помещиков. При этом не щадили ни людей, ни имущества – убивали и жгли при малейшем сопротивлении. Предания сохранили, пожалуй, лишь один случай, когда Ваньке-Каину был дан решительный отпор. Произошло это в селе Танкеевка Казанской губернии…



                                                                Набат

                                                   над Волгой

              Иван Осипов, ставший впоследствии разбойником Ванькой-Каином, родился в 1718 году в Ярославской губернии. В тринадцатилетнем возрасте его отправили в Москву прислугой к купцу Филатьеву. Но Ванька вскоре от него сбежал, прихватив с собой хозяйские драгоценности и деньги. Приют он нашёл у опытного вора Петра Камчатки, пополнив его шайку. Грабили дома купцов и генералов, а однажды Ванька вынес золотую и серебряную утварь даже из императорского дворца!

              В Москве после этого оставаться было опасно, и Ванька-Каин отправился на Волгу, примкнув к шайке Михаила Зари. Там он прославился ограблением всемирно известной Макарьевской ярмарки. Жертвой разбойников стал богатый армянский купец. Один из воров ходил за ним по ярмарке, и когда тот оказался у полицейской гауптвахты, начал кричать: «Караул! Караул!» Дежурные солдаты, услышав крики, схватили обоих до выяснения. Второй сообщник в это время прибежал к амбару, где хранились товары и касса купца, и сообщил его компаньону об аресте. Тот запер склад и поспешил выручать товарища. А Ванька-Каин в это время проломил стену, забрал деньги и был таков.

               Слухи о дерзком грабителе разошлись по всей Волге. Шайка Ваньки-Каина с шести человек выросла до нескольких сотен. С такой ватагой молодого атамана потянуло на крупномасштабные разбойничьи рейды: они взяли штурмом винный завод, сожгли несколько деревень, ограбив при этом местных помещиков. По реке плавал атаман в устланной коврами расшиве с золочёной кормой, отнятой у купеческого сына. Стоило разбойникам появиться в каком-нибудь селе, все церковные колокола в округе на обоих берегах Волги начинали бить в набат.

                                                                Бойня

                                                 у Танкеевки

              Бывали у разбойников и неудачи, но широко известен лишь один случай, когда шайка Ваньки-Каина получила решительный отпор сельских мужиков под предводительством местной помещицы. Произошло это в Спасском уезде Казанской губернии. Предание об исторической  стычке с разбойниками описал русский журналист и прозаик Михаил Осоргин в рассказе «Конец Ваньки-Каина».

              «В селе Танкеевке проживала в то время бодрая старуха, смелая вдова Блудова, Катерина Ермолаевна», - начинает повествование Осоргин. Откуда помещица узнала, что к селу движется отряд Ваньки-Каина, «так и не допытались». Видимо, весть пришла из соседних селений, где уже побезобразничали разбойники. А наводчиками, сообщившими Ваньке-Каину о богатстве Блудовых, были наверняка беглые крестьяне из этих мест, которых охотно принимали в шайку. Наиболее близко подплыть из Волги к Танкеевке разбойники могли только по рекам Майне и Утке. На берегу в нескольких верстах от села, видимо, и остановились на ночлег, чтобы рано утром внезапно напасть на спящую Танкеевку.

                Но помещица Блудова в эту ночь не спала и готовилась к приходу непрошеных гостей. «Живо согнала мужичьё, окопала ров, выдвинула две пушчонки, забила порохом, дворовым раздала вилы-топоры, сама с палкой - за командира, - повествует об этом Михаил Осоргин. - И вышла плохая потеха для Ваньки со товарищи! Ждали поклона и бабьего визга, считали за верное богатую поживу, подошли не особо крадучись на самой заре. И тут пустила старушонка в самую разбойничью гущу свинца и щебня, многих покалечив и послав спать навечно. Против пушки никакой кистень не выдержит, и бежал тогда Ванька-атаман со всеми товарищи, земли не чувствуя, только бы ноги унести. Далеко за деревней собравшись, - десятка своих недосчитались. И мстить не стали - ушли из тех мест, вспоминая о старухе с почтением и как бы с любовью, потому что храбрость разбойники и в другом уважают».

                 Вот так бесславно завершился разбойничий рейд Ваньки-Каина в Танкеевку, о чём разошлась молва по всей Волге. Устное предание об этой бойне, видимо, и много лет спустя жило в народной памяти.

                                                           Российский

                                                      Картуш

               В судьбе Ваньки-Каина случались неожиданные повороты. В 1741 году он вернулся в Москву, предложил свои услуги полиции и получил звание доносителя сыскного приказа. Но выдавая мелких воров, он при этом укрывал крупных. Сам же вымогал деньги, открыл игорный дом, организовывал грабежи. Жил в богатом доме в престижном Китай-городе. В 1748 году пожары и разбои в Москве вынудили императрицу послать из Петербурга генерал-майора Ушакова с войском. Следственная комиссия выявила, что вся московская полиция в заговоре с Ванькой-Каином.

               Несколько лет шло разбирательство, и в 1755 году знаменитого вора приговорили к смертной казни через колесование, но сенат приговор «смягчил». Ванька-Каин был наказан кнутом, ему вырвали ноздри, на лбу и щеках выжгли слово «ВОР» и сослали в Сибирь на каторгу. А девять лет спустя появилась в рукописи его подробная автобиография «Жизнь и похождение российского Картуша, именуемого Каином, известного мошенника, сосланного вечно на каторжную работу прежде в Рогервик, а потом в Сибирь, писанная им самим при Балтийском порте в 1764 году». Возможно, в ней тоже рассказывалось о неудачном рейде разбойников в Танкеевку…

                В народной памяти Ванька-Каин остался не только грабителем и сыщиком, но и добрым молодцем, любителем песен, речь которого изобилует прибаутками и присказками. Под именем Каиновых известны в народе многие песни, в том числе знаменитая «Не шуми, мати, зеленая дубравушка». Уже в 1775 году была издана «О Ваньке-Каине, славном воре и мошеннике, краткая повесть», в 1779-ом -  «Обстоятельная и верная история… первого российского славного вора Ваньки-Каина», а в 1785-ом – та самая автобиография, написанная в Балтийском порту. 

                                                           Помещики

                                                     Блудовы

                Насколько реально предание о нападении шайки Ваньки-Каина на Танкеевку? В 18 веке село действительно находилось во владении помещиков Блудовых. Одна из двух улиц Танкеевки до сих пор в народе именуется Блудовской.

                А прежде селом владел помещик Савва Новиков. Сыновей у него не было, и когда дочь Фёкла Саввична в середине 18 века вышла замуж за ярославского дворянина Якова Романовича Блудова, в приданое она получила большую часть Танкеевки (по описи 1763 года – 126 душ крепостных крестьян мужского пола). Кроме того, 32 души отошли её сестре Анне Саввичне, в замужестве Исаковой. И ещё 25 душ крестьян, привезённых из Ярославской губернии, принадлежали в Танкеевке самому подполковнику Якову Блудову. А после его смерти, это случилось около 1770 года, поместье перешло к сыну - Николаю Яковлевичу Блудову. Позже он стал владельцем всей Танкеевки, когда получил по наследству крестьян, принадлежавших и матери Фёкле Саввичне, и бездетной тётке Анне Саввичне.

                 В начале 1780-х годов Николай Яковлевич женился на новгородской дворянке Екатерине Ермолаевне Тишиной, но вскоре простудился на охоте и скоропостижно скончался, оставив Танкеевку молодой вдове и маленькому сыну Дмитрию (он стал впоследствии одним из самых известных государственных деятелей Российской империи, о чём стоит рассказать в отдельной статье). Именно об этой Екатерине Ермолаевне Блудовой и говорится в предании, записанном Михаилом Осоргиным.  Однако, она родилась лишь в 1754 году и прожила всего 53 года, так что не могла быть той отважной старухой из Танкеевки. А когда вышла замуж – жила вместе с маленьким сыном Дмитрием главным образом в ярославском имении Николая Блудова. Да и портрет её не очень подходит для подобных баталий: «Блудова была женщиной необыкновенной красоты, высокой нравственности, обладала острым умом и начитанностью». Возможно, Екатерину Ермолаевну в предание это добавили в 19 веке как наиболее известную представительницу семейства Блудовых, когда её сын Д.Н.Блудов стал президентом Академии наук и председателем Государственного Совета России.

                 А кто же тогда мог палить из пушек по Ваньке-Каину?  Возможно, это была её свекровь Фёкла Саввична Блудова, хотя и она в те годы была в цветущем возрасте. А когда состарилась, жила уже не в Танкеевке, а в Москве на Арбате, где однажды приютила в своём доме приехавшего из Казани двоюродного племянника Гавриила Державина и запретила ему общаться с масонами. Тётушка Фёкла «была женщина по природе умная, но крайне непросвещённая, зато отличалась прочностью воззрений, благочестием и властным характером». Вот такая старуха вполне могла дать отпор кому угодно, хоть Ваньке-Каину. Но по времени событий всё же, вероятнее всего, это была её родная мать – такая же властная вдова танкеевского помещика Саввы Новикова…


                                                            Тайна

                                                 Осоргина

                Писатель Михаил Осоргин впервые опубликовал рассказ «Конец Ваньки-Каина» 17 декабря 1934 года в газете «Последние новости», выходящей в Париже. Ещё в 1906 году он написал о том, что "трудно отличить революционера от хулигана". А после Октябрьской революции выступал против большевиков в оппозиционных газетах, призывал к всеобщей политической забастовке, предсказал разгон большевиками Учредительного собрания. Несколько раз его арестовывали, а осенью 1922 года с группой оппозиционно настроенной интеллигенции выслали из страны.

                Где же Осоргин мог взять информацию о разбойничьем рейде Ваньки-Каина в Танкеевку?  Сам он пишет в своём повествовании, что это «созданная приволжскими деревнями легенда, следы которой остались в воспоминаниях детства одной большой помещицы и барыни». Писатель не уточняет, кем была эта барыня, и где он услышал её воспоминания. Вполне возможно, произошло это ещё зимой 1921-22 года, которую Михаил Осоргин за организацию комитета помощи голодающим провёл в ссылке в Казани, редактируя «Литературную газету». Не исключено также, что он мог встретить «большую помещицу» и в эмиграции, в том же Париже. Видимо, легенда эта произвела на Осоргина сильное впечатление, и он написал рассказ, полагая, что эти страницы жизни Ваньки-Каина практически не известны любителям отечественной истории.

             А произведения свои Михаил Осоргин адресовал, конечно же, в первую очередь соотечественникам в России. Повесть «Вольный каменщик», к примеру, рассказывает о казанском почтовом чиновнике, оказавшемся волею судеб в Париже. Тоскуя по родине, Осоргин до 1937-го сохранял советский паспорт. Сначала жил в Берлине, а затем во Франции, где и скончался в 1942 году. Так что тайна возникновения предания о разгроме Ваньки-Каина под Танкеевкой, вполне возможно, хранится теперь в личных зарубежных архивах Михаила Осоргина.

                                                                                                              Николай МАРЯНИН,

                                                                                     краевед.

НА ФОТО: портрет Ваньки-Каина из книги 1779 года; писатель Михаил Осоргин.



Источник: http://Газета "Новая жизнь", июнь 2009 г.
Категория: Мои статьи | Добавил: triozera16-56 (05.02.2010) | Автор: Николай Марянин
Просмотров: 1142 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: