Категории каталога

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Поиск

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 117
Главная » Статьи » Мои статьи

Путешествие в Болгары

Преданья старины глубокой

Путешествие в Болгары

             В 19 веке  петербургские художники братья Чернецовы совершили уникальную экспедицию - проплыли от Рыбинска до Астрахани "для срисования с натуры замечательных мест по обоим берегам Волги в панорамном виде". За шесть месяцев плавания живописцы сделали 1982 рисунка, 80 этюдов маслом и множество планов и набросков всевозможных поволжских достопримечательностей. Побывали путешественники и в Болгарах, оставив об этом свои дневниковые записи, а также рисунки сохранившихся к тому времени древних строений – Большого и Малого минаретов, Восточного мавзолея, Белой и Чёрной палат…



                                                           На барке

                                                   по Волге

             Средства на экспедицию, отправившуюся вниз по Волге из Рыбинска 22 мая 1838 года, выделила княгиня Т.Потёмкина. К художникам Григорию и Никанору Чернецовым присоединился их младший брат Поликарп, а также крепостной крестьянин Антон Иванов, учившийся у живописцев ремеслу. Путешественники наняли лоцмана с гребцами, купили по дешёвке барку "тихвинка" и переделали её в "плавательный дом" с каютой-мастерской, где можно было рисовать волжские пейзажи даже во время движения судна. Братья Чернецовы видели в подобном географическом видоописании Отечества основную задачу и смысл своей жизни.
              На этом дощатом судёнышке – где под парусом, где на вёслах – путешественники проплыли Ярославль, Кострому, Кинешму, Нижний Новгород, а на исходе лета достигли Казани и посетили университет - «рассадник просвещения здешнего края». А 25 августа Чернецовы записали в путевом дневнике: «Мы остановились в Каме, при её впадении в Волгу… Река Кама, протекая около 1200 вёрст, вливается с луговой стороны в Волгу; при устье своём она очень широка и глубока, но берега её в этом месте плоски». Здесь же решили и заночевать.

              На следующее утро «по выходе из Камы» путешественики увидели множество сидящих на песчаных косах диких гусей. Понаблюдав за ними в подзорную трубу, Чернецовы подняли крик и долго наблюдали, как стаи с гоготом поднимались в воздух и набирали высоту. Против места, называемого Старая Кама, судно ненадолго встало на якорь. А затем вдоль правого берега Волги достигло Сюкеевских гор (сегодня они хорошо видны из Болгар на противоположном берегу реки).

              Внимание художников привлекли странные глубокие пещеры на склонах, и они два дня посвятили их исследованию. С помощью местного проводника путешественники устроили подземные странствия с факелами по нескольким пещерам, одеваясь при этом в тулупы, чтобы не замёрзнуть, и зажимая носы от сильного серного запаха. В результате появилась серия экзотических рисунков из подземелья. А наброски местных живописных пейзажей два года спустя Григорий Чернецов воплотил в потрясающей по красоте картине «Вид Сюкеевских гор на Волге в Казанской губернии», хранящейся сейчас в Русском музее Санкт-Петербурга.  

 


                                                           Древние

                                                  святыни           

              28 августа барка остановилась у Монастырских гор, решено было посетить здесь ещё одну пещеру. «Кое-как вскарабкавшись на вершину горы, мы увидели оттуда за Волгою из-за леса возвышающиеся болгарские минареты», - записали братья в своём дневнике. Спустившись затем к реке, они сели на судно, обогнули Кабаний остров и заплыли в протоку Чертык. Там, где в него впадала речка Мелёнка, путешественники причалили к берегу. Мелёнка к концу августа почти пересохла, и доплыть по ней до Болгар было невозможно. Случайно оказавшийся на берегу местный житель согласился на следующий день довезти Чернецовых на подводе до древних развалин. Ночевать расположились в местечке Ага-Базар (художники со слов проводника назвали его в дневнике «Ягал Базара» и подчеркнули, что здесь находилась болгарская пристань).       

              Утром 29 августа, взяв с собой всё необходимое, Чернецовы «отправились в Болгары, которые отстоят от Волги более нежели на пять вёрст». За лесом перед ними открылась живописная картина села с разбросанными повсюду остатками древних строений. В первую очередь решили посетить действующую Успенскую церковь, в основании которой художники увидели много каменных плит с арабскими надписями. Внутри храма их поразила древняя икона, которая была найдена «лет за 50 назад в поле крестьянином». Медный с позолотой образ представлял собой пять крестообразно соединённых кругов, в которых с обеих сторон  с помощью гравировки были изображены лики святых, а между ними – изящный орнамент. Помолиться перед этой иконой приходили многие верующие со всей округи.

               «Недалеко от этой церкви находится другая небольшая церковь, теперь оставленная», - написали Чернецовы в дневнике о церкви святого Николая (сейчас более известной как Восточный мавзолей). И подчеркнули при этом, что построена она из камня и принадлежит к древним строениям. Вскоре в их альбоме появился и рисунок этой церкви.

               А Большой минарет поразил путешественников своими размерами – «высота его более 12 сажен» (25 метров), а стена внизу «имеет толщину в 1 аршин» (более 71 сантиметра). Художникам рассказали предание, что Пётр Великий во время путешествия по Волге приказал верхнюю часть этого минарета укрепить двумя железными обручами. Внутри Чернецовы увидели винтообразную лестницу, освещаемую шестью небольшими окошечками, а на самом верху - люк, из которого «видны все Болгары со своими окрестностями». И отметили также, что многие мусульмане, приходящие сюда молиться, «внутри башни на стене записывают свои имена».

               Пока путешественники зарисовывали Большой минарет, им рассказали, что недавно один богатый мусульманин из Казани на свои средства его отремонтировал (но это, видимо, не помогло, и минарет рухнул через три года после пребывания здесь Чернецовых). Вокруг минарета художники увидели «остатки развалин, образующих квадратный четвероугольник, имеющий в каждую сторону длины более сорока шагов; по углам видны следы основания как будто бы бывших тут башен». Так описали они Соборную мечеть.

                 Затем путешественники отправились на юг от села в сторону леса и через полторы версты увидели развалины «небольшого отдельного укрепления, называемого Малым городком». Это был земляной вал, в середине которого возвышались груды разрушенных зданий. Местность вокруг уже частично заросла лесом. Малый городок примыкал к главному земляному валу, который окружал Болгары с трёх сторон на протяжении более пяти вёрст, а с четвёртой стороны протекала речка Мелёнка. «Подобных отдельных укреплений находится ещё два, - отметили Чернецовы, - но мы их не видали». Зато на обратном пути им встретились другие некогда величественные строения.
                Одно из них проводник представил путешественникам как Царские бани (известные нам под названием Белая палата). Строение ещё было почти целым, и художники оценили его как одно из прекраснейших и самое живописное в Болгарах: «Это здание четвероугольно с пятью куполами в виде опрокинутых котлов, в среднем из них находится отверстие. Внутри главная часть расположена крестообразно, в углах же здания помещаются особые четыре небольшие отделения… В развалившихся стенах видны камни с надписями и украшениями, которые при строении, по-видимому, были расколочены и употреблены в материал. К этому зданию примыкают ещё два отделения, но от них остались только частицы стен и основания».

                Проводник рассказал Чернецовым, что в прошлом году здесь были найдены медные трубы, по которым в древности циркулировала вода, что и позволило назвать здание Царскими банями. А Пётр Великий, будучи в Болгарах, и это сооружение повелел «укрепить от разрушения». Вдохновлённые художники в подробностях зарисовали его, а уходя, не удержались и небольшой обломок камня из стены Царских бань взяли с собой на память.

                 Далее Чернецовы взялись рисовать Чёрную палату. Это здание тоже поразило их воображение: «Внутри устроенные в стенах гнёзда для балок показывают, что внутренность была разделена на этажи, в которых ещё видны некоторые штукатурные украшения». Художники с сожалением отметили, что трещины в стенах грозят разрушить и это древнее строение.

                 Малый минарет показался путешественникам подобным уже виденному у Соборной мечети, только меньших размеров. Его они тоже зарисовали. Внизу винтообразной лестницы с перилами были развешены белые полотенца для бедных мусульман, которые перед молитвой вытирали ими свои руки.

                 Рядом с минаретом Чернецовы увидели «развалины, не составляющие уже ничего». Деревянный палисад окружал место, где, по преданиям мусульман, были погребены их пророки. Татары почитали их за святых и приезжали поклониться их праху  из Уфы, Оренбурга, Казани и даже из Бухары и Хивы. Пишут Чернецовы в дневнике и о неграх: «В числе молельщиков жители болгарские видели чёрных: они проживают здесь дня по два и более, привозя иногда с собою нарочно мулл для отправления своих религиозных обрядов».

                                                             Рассказы

                                                     старика          

                  Прогулка по Болгарам была настолько утомительной, что у путешествеников уже не было сил спуститься к речке Мелёнке, где за валом находились остатки Греческой палаты. От проводника они узнали, что всего на городище имеется около 70 древних строений и развалин. Большая их часть представляла собой груды камней. «Вот остатки от знаменитого города, - восклицают Чернецовы в дневнике, - но скоро, может быть, и они исчезнут, поселянин сровняет плугом своим и самое место, где находилась столица Болгарского царства... Всесокрушающее время и им грозит уничтожением!»

                   У местных жителей художники приобрели четыре серебряных и сто медных монет, найденных в разное время в окрестностях Болгар. Предлагали им и редкую икону, обнаруженную в поле болгарским крестьянином. Барельеф из камня изображал на ней святого Николая Чудотворца. Но у Чернецовых, видимо, не нашлось средств заплатить за неё. «Солнце закатилось, когда мы оставили древнюю столицу бывшего Болгарского царства и поздно уже возвратились к лодке», - пишут они в своём дневнике. Заночевали на месте стоянки судна у Ага-Базара.

                   А утром 30-го августа всё тот же проводник привёл из Болгар обещанного ещё накануне старичка лет семидесяти, который поведал путешественникам, как лет десять назад водил по древним развалинам немецкого естествоиспытателя Александра Гумбольдта. И рассказал немало других историй, связанных с ценными находками. Один местный крестьянин, к примеру, решил построить ветряную мельницу, для чего нужно было сравнять бугор. В результате он откопал серебряный кувшин, золотой браслет и полуистлевший гроб, из которого извлёк золотую чашу, три серебряных тарелки и золотые серьги. Из чаши крестьянин потом долго угощал гостей пивом. А потом приехавший на богомолье богатый татарин купил её за триста рублей, и тарелки тоже ему были проданы. А на месте клада не мельницу построили, а овин.

                  Много медных и серебряных монет, по словам старика, находят в поле после дождей. А во время пахоты из земли появляется множество костей и «часто вырывают человеческие черепа огромной величины». Деньги находят также и у древней пристани «Ягал Базара» на берегу Чертыка. А один путешественник долго ходил по Болгарскому городищу с планом, вымеряя всё шагами. Он говорил старику, что где-то в этом месте была погребена булгарская царица, и даже называл её по имени…

                                                              Портрет

                                                         реки

                  Чернецовы поблагодарили добрых людей за помощь, и судно отправилось вниз по течению. Проплыв около трёх вёрст, снова причалили к левому берегу реки, «где во время путешествия по Волге императрицы Екатерины II была устроена пристань к выходу государыни на берег, для посещения Болгар». Видимо, время уже перевалило за полдень, и было решено остаться здесь на ночёвку. А 31 августа, «при тихой, прекрасной погоде», путешественники доплыли до Тетюш.  

                   Крутизна местной горы их впечатлила: «Всходя на оную, мы не один раз должны были останавливаться, чтобы перевести дух». Зато на вершине художники были вознаграждены потрясающим воображение пейзажем Волги: «…налево виден поворот её, где находятся Кабаний остров и высокие береговые горы; в луговой стороне виднеются Болгары и, наконец, Волга, широко здесь раскинувшаяся, - всё это отсюда составляет бесподобный вид». Чернецовы посетили в Тетюшах ключ Гремяч с превосходной водой и вернулись на лодку. На Волге установился штиль, и паруса стали бесполезны. Пройдя на вёслах вёрст пятнадцать, путешественники остановились на очередную ночёвку, а утром поплыли в Симбирск…  

                  Завершилось путешествие 18 ноября 1838 года. Недалеко от Астрахани барку затёрло льдами, Чернецовы чуть не погибли, и плавание пришлось прекратить. Домой в Петербург возвращались уже по суше. Затем в течение 13 лет художники кропотливо переносили свои зарисовки на холст. А в 1851 году на Васильевском острове жителям Петербурга был представлен итог этой титанической работы – огромное полотно под названием «Портрет Волги», длиной 746 метров и высотой 2,5 метра. Холст был намотан на два вертикальных цилиндра, при перематывании которых перед зрителями «проплывали» волжские виды. Зрители при этом располагались в «плавательном доме», который слегка покачивался под шум невских волн, создавая иллюзию движения по великой реке. Была в «портрете» и панорама с древними башнями села Болгары.

               Самая большая в истории картина хранилась в Эрмитаже, уже в 1880-х годах говорили об её обрывках, а впоследствии вообще не смогли там найти. Сохранилась созданная Чернецовыми «Параллель берегов Волги», которую после Великой Отечественной войны обнаружили в фондах ленинградской библиотеки имени М.Салтыкова-Щедрина. А ещё - рукописная книга-дневник с рисунками братьев Чернецовых «Путешествие по Волге», хранящаяся в библиотеке Эрмитажа. В 1970 году она под тем же названием была издана в одном из московских издательств.

               Увы, творческие успехи братьев не принесли им материальных благ. В 1865 году умер Григорий Чернецов, и Никанор с трудом нашёл средства на похороны брата. Сам же провёл остаток жизни в болезнях и нищете. Антона Иванова братья Чернецовы ещё в 1840 году выкупили из крепостной неволи, он тоже стал художником и навсегда уехал в Италию. Его первой известной картиной стал "Вид мастерской братьев Чернецовых на барке в путешествии их по Волге в 1838 году".

                                                                                                              Николай МАРЯНИН,

краевед.


              

              


НА ИЛЛЮСТРАЦИЯХ: портрет художника Григория Чернецова; рисунки братьев Чернецовых – Большой минарет, церковь святого Николая, Царские бани, Чёрная палата, Малый минарет; картина Г.Чернецова «Вид Сюкеевских гор на Волге в Казанской губернии».



Источник: http://Газета "Новая жизнь", 21 мая 2010 г.
Категория: Мои статьи | Добавил: triozera16-56 (21.05.2010)
Просмотров: 1059 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: