Категории каталога

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Поиск

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 117
Главная » Статьи » Мои статьи

Безднинский каратель

Безднинский каратель

        Со времени восстания крестьян в селе Бездна Спасского уезда Казанской губернии прошло 150 лет. Тогда, в апреле 1861 года, местный крестьянин Антон Петров по-своему истолковал некоторые статьи положения об отмене крепостного права и объявил «истинную волю». Кульминацией событий стал день 12 апреля (24-го по новому стилю), когда в Бездне учинили расправу над взбунтовавшимися крестьянами. Правомерно ли было применено тогда оружие? Попробуем взглянуть на события в Бездне глазами генерал-майора Антона Апраксина - одного из главных участников тех трагических событий, получившего впоследствии прозвище «безднинский каратель».

                 Старинный дворянский род Апраксиных издавна состоял на службе государства Российского. Один из его представителей Фёдор Матвеевич был генерал-адмиралом русского флота, сподвижником Петра I. Его брат Пётр Матвеевич Апраксин подавлял бунт в Астрахани и был в петровские времена казанским губернатором. Третий брат Андрей Фёдорович, по прозвищу Бесящий, сопровождал Петра Великого с посольством в Венецию, а в 1722 году император пожаловал ему титул графа. Его сыну Фёдору Андреевичу императрица Анна Иоанновна даровала в 1739 году за усердную службу чин генерал-поручика и обширный участок земли вдоль Фонтанки в Петербурге – нынешний Апраксин двор. Построенный здесь рынок переходил по наследству сначала к сыну генерал-поручика – Матвею Фёдоровичу, а затем к внуку Фёдору и правнуку Степану.

                   Степан Фёдорович Апраксин участвовал в войне с Наполеоном, в 1814 году дошёл до Парижа. А в 1825-ом он, будучи командиром Кавалергардского полка, активно участвовал в подавлении восстания декабристов на Сенатской площади в Санкт-Петербурге, за что был удостоен звания генерал-майора. Его сыну Антону было тогда лишь семь лет, но мальчишка уже гордился боевыми заслугами своего отца. А вскоре и сам поступил на военную службу и много лет прослужил в том же элитном Кавалергардском полку, дослужившись до генерал-майора и адъютанта российского царя.

                   В 1861 году, когда начали поступать сообщения о волнениях крестьян в Казанской губернии, Александр II направил сюда своим представителем графа Антона Апраксина. Учитывал ли император заслуги Апраксиных в подавлении астраханского бунта и восстания декабристов, не известно. Но сам Антон Степанович наверняка ощущал в себе это фамильное клеймо усмирителей бунтовщиков, хотя по характеру был человеком беззлобным. По прибытии в Казань Апраксин 8 апреля встретился с губернатором Петром Козляниновым и узнал, что от уездных предводителей дворянства беспрестанно поступают жалобы об отказе крестьян работать на помещиков, а в Спасском уезде уже отмечены нарушения порядка. Сюда он и отправился в тот же день, а 9-го апреля прибыл в Спасск и вызвал к себе местного предводителя дворянства Вадима Владимировича Молоствова, который был в это время в Бездне.

                   Молоствов приехал в Спасск только на следующий день, 10 апреля в пятом часу утра, и рассказал генерал-майору Апраксину, что в Бездне объявился толкователь из крестьян того же села Антон Петров, который отыскал в царском указе «чистую волю» и начал проповедовать её по всей округе. К нему съезжались крестьяне даже из дальних селений и соседних губерний, днём и ночью они охраняли дом Петрова и никого туда не впускали. Молоствов утверждал, что никакие его уговоры и даже обращения местного  священника не убедили крестьян разойтись. Как только кто-то начинал вразумлять их, толпа поднимала крики «Воля! Воля!», уничтожая этим всякую возможность к повиновению даже у тех крестьян, которые могли бы образумиться. По мнению Молоствова, не имея никакой силы, невозможно взять Антона Петрова – проповедника, или «пророка, как они его почитали».

                   Апраксин действовал по-военному решительно. Он тут же написал предписание командиру 4-го резервного батальона Тарутинского пехотного полка, расположенного в Тетюшах, срочно прислать две роты солдат в село Никольское, а сам вместе с Молоствовым отправился в Бездну, чтобы «испробовать меры кротости и увещания». Прибыв на место, Апраксин послал исправника сказать собравшейся толпе, чтобы все шли к конторе села, куда приехал адъютант государя императора, желающий разъяснить им все недоразумения. Но из толпы кричали: «Не пойдём! А пусть сюда идёт сам!» После этого к крестьянам отправился Молоствов и тоже убеждал их идти за ним для объяснений к приехавшему адъютанту государя, поведав об ужасных последствиях неповиновения властям. Услышав от крестьян тот же ответ, предводитель дворянства объявил им,  что граф Апраксин будет их ждать ещё полчаса, и если они не одумаются, то он примет строгие меры к обузданию их непослушания. Но толпа продолжала скандировать: «Воля! Воля!»

                     Безуспешно прождав более часа, Апраксин уехал в Никольское, а ночевать по приглашению Молоствова отправился затем в село Три Озера, в усадьбу уездного предводителя дворянства. В разговорах с крестьянами в Никольском и Трёх Озёрах генерал-майор говорил им, что послан государем для разъяснения недоразумений и наведения порядка. Но мужики, отойдя от него на несколько шагов, шептались меж собой, что это «не настоящий адъютант, а переодетый в мундир помещиками в серебре». Из села Щербеть тем временем сообщили о дерзости местного крестьянина, который на сходке схватил за грудь своего помещика и заявил: «Убирайся отсюда, тебе здесь нечего делать!» Апраксину доложили, что в ближайшие дни в Бездну собирается прийти ещё огромное число крестьян из окрестных деревень.

                     Утром 11 апреля в Трёх Озёрах состоялся «маленький военный совет», в котором кроме Апраксина и Молоствова участвовали отставной поручик Крылов и только что прибывший из Тетюш командир роты. Опасаясь общего восстания в Казанской губернии, было принято окончательное решение о применении военной силы против крестьян в Бездне. Апраксин послал предписание начальнику инвалидной команды Спасска привести в Никольское всех свободных от служебных занятий людей, в дополнение к двум ротам тетюшского батальона.

                     К вечеру военных и полицейских в Никольском собралось немало - 231 человек. А толпы крестьян, конные и пешие, в продолжение всей ночи на 12-е апреля продолжали идти в Бездну, где собралось их к утру до 5 тысяч человек. Властей здесь уже не признавали, назначили своих распорядителей из крестьян и хвалились, что выгнали из села исправника и уездного предводителя дворянства. Антон Петров давал волю и землю, назначал начальствующих лиц, говоря, что в скором времени освободит 34 губернии. Вновь приходящим крестьянам его не показывали, говорили, что он занят перепиской с государем императором. В толпе были люди, приехавшие из Симбирской и Самарской губерний, из казённых крестьян и татар.

                      В 5 часов утра 12 апреля Апраксин отдал военным приказ выдвигаться в сторону Бездны. С ним отправились уездный предводитель Молоствов, поручик Половцев, ротмистр Златницкий, исправник Шишкин и два адъютанта казанского губернатора. На околице села генерал-майор, увидев небольшой стол с хлебом и солью и стоящих без шапок двух стариков, спросил их: «Для кого это хлеб и соль приготовлены?»  Крестьяне нерешительно ответили: «Для вас, по приказанию начальства». Однако выяснилось, что хлебом-солью встречали всех приезжающих к Антону Петрову крестьян. Апраксин приказал стол убрать, а старикам идти домой.

                     Когда дошли до стоящей в середине села церкви, адъютант государя пригласил священника пойти вместе с отрядом, чтобы ещё раз попробовать убедить народ разойтись. В конце улицы, по всей её ширине, около дома Антона Петрова стояла сплошная масса людей в несколько тысяч человек. Подойдя к ним на расстояние 180 шагов, Апраксин остановил отряд и послал вперёд адъютантов губернатора, предупредивших крестьян, что если они не выдадут Антона Петрова и не разойдутся по своим домам, по ним будут стрелять. Но слова их заглушили крики: «Воля! Воля!» Тогда Апраксин попросил священника обратиться к толпе, и тот с крестом в руках долго увещевал крестьян и предупреждал, что если они не повинуются, солдатам дадут команду стрелять. Крики продолжались, и тогда Апраксин сам, подъехав верхом на лошади к толпе, объяснил крестьянам возложенное на него государем поручение и приказал выдать Антона Петрова и разойтись. Он был удивлён ужасным упорством и убеждённостью этих людей, которые кричали ему в ответ: «Нам не нужно посланного от царя, но самого царя давай нам! Стреляйте, но стрелять вы будете не в нас, а в Александра Николаевича!»

                    Заставив крестьян замолчать, Апраксин сказал им своё последнее слово: «Жаль мне вас, ребята, но я должен и буду стрелять! Те, которые чувствуют себя невиновными, удалитесь…» Но никто не уходил, толпа продолжала кричать и упорствовать. Тогда Апраксин отъехал к отряду и дал приказ первой шеренге солдат сделать залп. После этого «снова было сделано увещание», но толпа всё-равно не расходилась, крики продолжались, и Апраксин приказал сделать ещё несколько залпов. К этому его побудило и то, что крестьяне, заметив значительный промежуток между залпами, начали в большом количестве выходить со дворов с криком «За кольями!», угрожая окружить и задавить малочисленный отряд.

                    Когда убитые и раненые начали падать на землю, толпа, наконец, дрогнула и рассеялась. Послышались крики о выдаче Антона Петрова, который, между тем, хотел скрыться из села задами, но вернулся, увидев там двух конных казаков, которые приготовили лошадь и для него. Тогда Антон Петров, подняв над головой «Положение о крестьянах», сам вышел из дома и был арестован солдатами. Вместе с выданными им сообщниками его отправили под конвоем в острог города Спасска. А солдаты приступили к уборке тел убитых (их оказалось 51) и оказанию помощи раненым (на месте насчитали 77 человек). Впоследствии многие умерли от ран, и всего погибших оказалось 91 и раненых 87 человек.

                    Суд над Антоном Петровым состоялся уже 16 апреля, а 19-го его публично расстреляли в присутствии крестьян Бездны и других сёл уезда. Самых активных участников беспорядков отправили в тюрьму или наказали розгами. Генерал-майор Апраксин уже 16-го апреля представил Александру II подробный рапорт, где обстоятельно описал все свои действия по наведению порядка в Спасском уезде. Прочитав его, император наложил свою резолюцию: «Не могу не одобрить действий гр. Апраксина; как оно ни грустно, но нечего было делать другого». Таким образом, Александр II согласился с выводом своего адъютанта, что решительные меры предотвратили общее восстание крестьян в Казанской губернии.

                    Несмотря на то, что волнения были подавлены, по уезду в те дни разошлись странные слухи. Будто бы крестьяне села Бездна добились всё же освобождения, а «посланный от государя граф, потрепав по плечу пророка Антона, надел на него золотое платье и шпагу и отправил к государю, откуда он скоро возвратится уже с совершенною волею». Об этом Апраксин тоже поведал императору. А вскоре он вышел в отставку, женился на миллионерше, владел несколькими домами в Петербурге и десятком имений в разных губерниях России, построил лучший в столице частный театр (прославленный ныне БДТ), без счёта тратил деньги на сооружение изобретённых им же аэростатов.

                    Граф Апраксин прослыл щедрым благотворителем, и бедняки постоянно толпились у его роскошного дома. Он построил на свои средства церковь, школу и богадельню. Сам же был скромным и скупым в личной жизни, по пять лет носил один и тот же сюртук, а  современники запомнили его сгорбленным, бедно одетым стариком, похожим на нищего и ходившим по Петербургу пешком. Его похороны в 1899 году были необычайно многолюдными, процессия растянулась на целую версту. «Едва ли когда-нибудь можно было видеть такую огромную толпу простонародья, как та, что следовала за гробом графа А.С.Апраксина - выдающегося представителя нашей аристократии», - писала в те дни «Петербургская газета». Видимо, до конца своих дней носил он в себе вину за кровопролитие в Бездне, где волею судеб сошлись друг против друга два таких разных Антона – Петров и Апраксин.

                                                                                                                  Николай МАРЯНИН,

                                                                                                                                           краевед.

                                                                                  На фото: генерал-майор Антон Апраксин.



Источник: http://Газета "Новая жизнь", 27 апреля 2011 г.
Категория: Мои статьи | Добавил: triozera16-56 (28.04.2011)
Просмотров: 1813 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: