Категории каталога

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Поиск

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 117
Главная » Статьи » Мои статьи

Монументальный скульптор
 Монументальный скульптор




                Осенью 2011 года в галерее «Серебряный век» Национальной библиотеки Чувашской Республики прошла юбилейная выставка заслуженного художника Чувашии Анатолия Брындина. Известный скульптор и издатель отметил в этом году своё 70-летие. В залах библиотеки были выставлены скульптуры и большие фотоизображения возведённых им памятников, бюстов, мемориальных досок и памятных знаков, без которых трудно сегодня представить облик чувашской столицы. «На самом деле, любой город состоит из деталей, которые формируют его образ. И во многом образ города Чебоксары сформирован руками Анатолия Константиновича», - отметил на открытии выставки местный депутат Владимир Иванов. А родился Анатолий Брындин в начале войны в городе Куйбышеве Татарской АССР…

                Предки Анатолия Константиновича вышли из старинного села Криуши на берегу Волги чуть ниже Симбирска. Предприятие по ремонту судов появилось здесь ещё в конце 18 века, а позже в удобном волжском затоне начали строить баржи и пароходы. Прадед Анатолия Брындина служил водоливом – так в старину называли старшину у бурлаков, а позже – ответственного рабочего на крупном волжском судне. Дед по линии матери Иван Брындин был краснодеревщиком. А бабушкин брат Иван Белодворцев работал шкипером на великой реке в ту эпоху, когда в России активно развивалось судостроение. Самым знаменитым в династии речников стал дядя Анатолия Брындина - Андрей Иванович Белодворцев. Он начал работать в Криушинских судоремонтных мастерских 12-летним подростком, а через два года уже ходил матросом на пароходе «Случайный». Позже Андрей Иванович прославился в качестве лоцмана на пароходе «Чичерин» и штурмана на «Пушкине» и «Лермонтове», а во время войны был капитаном парохода «Гончаров» и вывез около 14 тысяч раненых из осаждённого Сталинграда, за что получил орден Ленина. Именем Андрея Белодворцева назван грузовой теплоход на Волге.
               Мать Анатолия Константиновича - Ольга Ивановна – родилась в 1915 году и вышла замуж за однофамильца Константина Павловича Брындина, который был старше её на два года. Во второй половине 1930-х годов семья переехала из Криуш в районный город Куйбышев Татарской АССР, где 6 августа 1941 года и родился будущий скульптор Анатолий Брындин. Он не помнит своё военное детство в этом городе. За пять дней до рождения сына отец ушёл на фронт и вернулся в Куйбышев с войны после ранения и лечения в госпитале лишь в январе 1946 года. Этот момент остался в детской памяти Анатолия. Но после войны на семью обрушилась череда несчастий. В 1947 году, когда Анатолию было пять лет, заболела и умерла мама. Через год, в 1948-ом, отца назначили секретарём Куйбышевского горсовета, а затем направили в село Большие Тарханы, которое в те годы было районным центром. После учёбы Константина Павловича направили финансовым инспектором в село Столбищи под Казанью, где в 1951 году он тоже скончался, и Анатолий Брындин в 10-летнем возрасте остался без родителей.
              Приютила племянника родная сестра отца Екатерина Павловна, жившая в Чебоксарах. «Она сумела обогреть душу и сделала всё, чтобы я не чувствовал себя сиротой», - признаётся Анатолий Константинович. В городской школе №2, где он учился, на его способности обратил внимание учитель рисования Максим Михайлов, посоветовавший талантливому подростку поступить в Чебоксарское художественное училище. В 1956 году, после окончания седьмого класса, Анатолий так и сделал. Сам он об училище вспоминает так: «В длительных работах по спецпредметам я старался передать изображение объёмно. Даже товарищи по учёбе говорили, что у меня рисунок скульптурный». Это заметил и партийный работник Илья Прокопьев, ставший впоследствии первым секретарём Чувашского обкома КПСС. С ним Брындин познакомился в Доме политпросвещения, где работал художником после окончания училища. Именно Прокопьев порекомендовал ему продолжить образование в Ленинградском высшем художественно-промышленном училище им. В.И.Мухиной. Сюда Анатолий Константинович и поступил  в 1962 году на отделение архитектурно-декоративной скульптуры.
              В студенческие годы он увлёкся Михаилом Врубелем и даже мечтал создать его образ. Появились первые учебные творения Брындина из глины и гипса – «Автопортрет», «Обнажённая модель», а в качестве дипломной работы  - выразительный памятник революционеру В.Капранову. Вернувшись в 1968 году в Чебоксары,  молодой скульптор-монументалист с энтузиазмом взялся за реализацию своих творческих замыслов. Первой серьёзной работой Анатолия Брындина стало создание бюста чувашскому поэту Михаилу Сеспелю. Скульптор изучил его биографию, поэзию, дневники, не раз встречался с матерью поэта, и через год, к 70-летию М.Сеспеля, бетонный портрет-памятник  был открыт в его родном селе в Канашском районе Чувашии. Когда мать впервые увидела бюст сына, она тихо сказала по-чувашски: «Вылитый Миша». И эти слова были высшей оценкой труда скульптора.
              Тогда же Анатолий Брындин совместно с художником Анатолием Ивановым взялся за возведение архитектурно-скульптурного мемориального ансамбля в чувашском селе Янгорчино. Посвящён он был памяти земляков, павших в годы Великой Отечественной войны. С трёх фасадов мемориал воспринимается «воткнутым» в землю огромным треугольником, вызывая ассоциации и взрыва бомбы, и «летящего» письма воина-фронтовика, и факела памяти о не вернувшихся домой солдатах. В рельефах монумента изображены фигуры воина с винтовкой в руке и женщины-матери, закрывающей своим телом испуганных детей. На создание ансамбля ушло пять лет, и специалисты утверждают, что подобного творения нет не только в российской глубинке, но и в крупных центрах России.
               В начале 1970-х годов была задумана монументальная рельефная композиция «Конница Чапаева» на стене музея легендарному герою Гражданской войны в Чебоксарах. В длину она составляла около 11 и в высоту более 4-х метров. Эскиз Брындин вновь разработал совместно с Анатолием Ивановым, а рельеф в глине и затем всю медную композицию он возводил вместе со скульптором Василием Черепановым. «Несколько машин глины мы использовали тогда, - вспоминает Анатолий Константинович. – В целом же на все виды работ по выполнению этой монументальной композиции ушло три года напряжённого физического труда». Стремительно летящие на разгорячённых конях всадники-чапаевцы органично вписались в ансамбль сквера имени В.И.Чапаева, где чуть поодаль величественно возвышается памятник знаменитому комдиву.
                В 1977-ом на берегу Волги в Чебоксарах взметнулся памятный обелиск из лабрадорита в честь чувашских большевиков – ещё один монумент Брындина. А в 1979 году на одном из домов в центре города, где долгое время жил народный артист СССР Борис Алексеев, появилась мемориальная доска, тоже созданная талантом Анатолия Константиновича. Скульптурный портрет актёра и мемориальные надписи изображены здесь на фоне театрального занавеса. Год спустя в венгерском городе Эгер, побратиме Чебоксар, установили памятник Михаилу Сеспелю, который тоже сваял Анатолий Брындин, и он сам присутствовал на его открытии. А в 1982-ом во дворе школы милиции в Чебоксарах скульптор возвёл небольшой памятник-бюст Феликсу Дзержинскому.
               И всё же, несмотря на получившие известность творческие работы скульптора-монументалиста, местные коллеги его долго «замалчивали», не принимали в Союз художников. А это означало и совсем иное уважение, и отсутствие централизованных «фондовских» заказов. Лишь в 1984 году Анатолий Константинович, наконец, стал членом профессионального сообщества, да и то после личного вмешательства председателя Союза художников СССР Николая Пономарёва. Сам скульптор так вспоминает о том времени: «Даже в самые тяжёлые годы, когда не давали мне заказов, сами заказчики требовали, чтобы их заявки выполнял только Брындин. В противном случае они отказывались от своих намерений. Это была сильнейшая поддержка. Я её чувствовал. Может, поэтому каждая следующая работа была удачливей предыдущей». А свой главный творческий принцип Брындин выразил в словах: «Надо понять, кому ты создаёшь памятник. А чтобы полнее и ярче выразить художественный образ, необходимо найти оригинальные пластические средства, соответствующие только данной теме».
            Этот принцип скульптор всегда использовал в своих работах. В 1985 году, к примеру, Анатолий Брындин создал памятник убитому в 1919 году борцу за установление Советской власти в Чувашии Ивану Семёнову. Вновь он находил старые документы и фотографии, изучал биографию своего героя, встречался с его родственниками, а в результате нашёл нетрадиционное оригинальное художественное решение, изобразив бюст И.Семёнова на фоне огромного «колышащегося» знамени революции. Установлен он был в Новочебоксарске и стал первым скульптурным памятником в этом городе. А два года спустя перед зданием КГБ в Чебоксарах появился ещё один портретный монумент Дзержинского. Этот памятник А.Брындин создал в творческом содружестве с архитектором А.Орешниковым и постарался изобразить в бюсте не всем известного «железного Феликса», а просто человека, верного долгу и преданного избранным идеалам.
               В том же 1987 году  в творческом тандеме с А.Орешниковым скульптор создал памятный знак в честь лётчика-космонавта Андрияна Николаева, который установили на улице в Чебоксарах, носящей имя дважды Героя Советского Союза. Два больших блока из красноватого гранита символизируют крылья «Сокола» (такой позывной был у А.Николаева), а лицо самого космонавта в гермошлёме выражает целеустремлённость и чувство исполненного перед Родиной долга. «Слёзы на глазах лётчика-космонавта Николаева, когда он впервые увидел свой скульптурный портрет, я запомнил на всю жизнь, - признался Анатолий Константинович. - Такие моменты в судьбе художника дорогого стоят». Позже Министерство связи СССР выпустило конверт с изображением этого скульптурного монумента.
               Через год Анатолий Брындин завершил работу над памятником на могиле народного художника Чувашии Моисея Спиридонова. Здесь на высоком мраморном постаменте изображён одухотворённый образ зачинателя чувашского изобразительного искусства с копной развевающихся на ветру волос. Тогда же пришло, наконец, и ожидаемое признание – Анатолию Константиновичу присвоили звание заслуженного художника Чувашской АССР. А в 1989 году на доме в Чебоксарах, где жил народный поэт Чувашии Яков Ухсай, появилась мемориальная доска в его честь, созданная Анатолием Брындиным. Скульптурный портрет сделан на фоне как бы раскрытых крыльев-страниц его книги. Дочь поэта Ольга Ухсай, увидев памятный знак ещё в эскизном проекте, произнесла: «Да, это мой папа». Ещё один памятник скульптор возвёл на могиле заслуженного работника культуры В.Гурина.
               Распад страны повлиял на судьбу многих творческих людей в России. Возведение нескольких уже спроектированных памятников Брындина тогда приостановилось. В связи с этим, в 1993 году скульптор резко сменил профессию – основал художественную мастерскую «Монумент» и вместе с сыном Павлом, который к тому времени успел окончить художественное училище, занялся полиграфической деятельностью. Но став издателем, он не отвернулся от своих собратьев, сегодня «Типография  Брындиных» - одна из крупнейших в Чувашии - выпускает лучшие книги по искусству. Часто в их издание Анатолий Константинович вкладывает собственные средства. Издана здесь и большая книга-альбом искусствоведа Юрия Викторова «Анатолий Брындин. Скульптор-монументалист», подробно рассказывающая о творчестве нашего земляка. Он убеждён, что жить надо по Божьим заповедям, и не случайно архимандрит Василий, наместник Свято-Троицкого монастыря, сказал о Брындине: «Он благочестивый, всегда приходит к Владыке, переживает за судьбы церкви, за каждый наш храм, за священников, за паству».   И о богатствах Анатолий Константинович не мечтает: «За эти годы лишь два раза до Санкт-Петербурга удалось на теплоходе сплавать, навестить альма-матер, повидаться с преподавателями и тамошними друзьями. Ни о каких Канарах и речи не идёт. Всё время здесь, в типографии. Заработанные средства вкладываем в дальнейшее развитие».          
               На состоявшейся выставке к 70-летию скульптора в залах были размещены большие фотоизображения, которые А.Брындин отбирал с присущей ему скрупулёзностью, чтобы они как можно более точно отразили объём и форму его скульптурных памятников. Увидели посетители и оригинальную работу - портрет родственного ему по духу Врубеля, который Анатолий Брындин сделал в гипсе ещё в 1967 году, а к юбилейной выставке бюст отлили в бронзе. Коллеги-художники считают, что он должен вернуться к монументальному искусству. Сам же скульптор и издатель признался, что верит - все его дарования от Бога, и служить Творцу и людям он будет по мере сил. И ещё он тоскует о своей малой родине, Спасском районе, где ему со времён почти забытого детства так и не удалось пока побывать.                                                                                                          
                                                                                                           Николай МАРЯНИН,
                                                                                                                                   краевед.  
                                                           На фото: скульптор и издатель Анатолий Брындин.



Источник: http://Газета "Новая жизнь", 11 января 2012 г.
Категория: Мои статьи | Добавил: triozera16-56 (11.01.2012)
Просмотров: 8656 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: